Судебная защита – право каждого

а не привилегия избранных

АДРЕС: Москва, проспект Мира, д.101

ТЕЛЕФОН: +7 919-761-3389

ТЕЛЕФОН: +7 925-070-6644

ПОЧТА: info@grany-prava.ru


001. Представительство в суде

юридические услуги; консультация; составление юридических документов; представительство в суде; судебный юрист; исковое заявление; встречный иск; частная жалоба; апелляционная жалоба; кассационная жалоба; положительная судебная практика в интересах ответчика; право на уголовное преследование участников гражданского судопроизводства и судей, в действиях которых имеются признаки преступлений;

1. Предлагаем представительство в суде общей юрисдикции и арбитражном суде, подготовку отдельных юридических документов досудебное урегулирование.

Оказываем услуги по защите интересов в прокуратуре и  следственных органах по спорам, вытекающим из нарушений, допущенных в гражданском судопроизводстве участниками и судьями.

Изучение документов, выработка тактики и стратегии действий, позволяют добиться положительного результата в самых неблагоприятных ситуациях. Гарантия качества работы – солидная положительная судебная практика, в том числе, в интересах ответчика.

Успешный исход любого спора зависит от профессионализма представителя. Знание и норм действующего законодательства и судебной практики толкования и применения, способность грамотно обосновывать доводы защиты или выдвигать обоснованные возражения против аргументов оппонентов, а также опыт участия  в судебном заседании – залог эффективной защиты. Наши специалисты обладают всеми необходимыми знаниями и качествами.

2. Согласно действующему  законодательству граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителя. При нынешнем состоянии судебной системы России, когда вмешательство в работу судей является темой обсуждения ООН[1], коррупция в судах признается высшим руководством страны[2], когда публично[3] известны факты вмешательства в работу судей, для успешной защиты интересов в суде желательно пригласить юриста.

3. Юрист без специального статуса или адвокат?

Ответственно подходите к выбору представителя. Советую сделать выбор в пользу добросовестного представителя. Принадлежность представителя к профессиональному сообществу не имеет решающего значения.

В гражданском судопроизводстве представителем может быть адвокат, юрист или любой иной гражданин, которому вы доверяете ведение своего дела. В уголовном судопроизводстве эти же лица могут быть представителями потерпевшего и гражданского ответчика. Представителем обвиняемого может быть только адвокат.

3.1. Личная практика:

Следователь МВД РФ и адвокат обвиняемого по возмездному договору возбудили дело и предъявили обвинение лицу с особым статусом, вопреки подследственности дела СК РФ и особой процедуре возбуждения дел в отношении лиц с особым статусом, ст. 447 УПК РФ.  

3.2. Публичная практика:

Федеральная палата адвокатов будет определять порядок распределения адвокатов на дела по назначению. В таком случае, следователи не смогут вызывать на дело тех, кто им удобней, а значит и заводить так называемых "карманных адвокатов" смысла не будет.

https://rg.ru/2017/03/16/dlia-advokatov-po-naznacheniiu-ustanoviat-pravila-ocherednosti.html

"Прошу признать кодекс профессиональной этики адвоката недействующим и не имеющим юридической силы с момента его принятия, т. е. с 31 января 2003 года", – говорится в иске Трунова. он считает, что из-за бесконтрольного и бессистемного внесения изменений кпэа стал противоречивым документом, позволяющим привлекать адвокатов к ответственности за действия, не связанные с их профессиональной деятельностью. По мнению Тунова, кодексу требуется правовая и антикоррупционная экспертизы.

https://pravo.ru/news/view/137718/

 

[1] "14. Во время своей поездки Специальный докладчик неоднократно слышала утверждения о том, что судебным работникам прямо или косвенно угрожают, оказывают на них неправомерное влияние, вмешиваются в их работу и оказывают на них давление, что продолжает негативно отражаться на их независимости и беспристрастности. Независимая судебная власть крайне необходима для того, чтобы суды могли выполнять свою демократическую роль блюстителей верховенства права в стране, обеспечивая равенство перед законом всех, включая государственных служащих.

15. Специальный докладчик обеспокоена многочисленными сообщениями о предпринимаемых как государственными властями, так и частными субъектами попытках контролировать судебную систему, т.е. оказывать на нее влияние, которое часто называют "телефонное правосудие". Хотя время от времени ей говорили, что "телефонное правосудие" больше не существует, многие собеседники отмечали, что практика вмешательства представителей исполнительной власти или иных влиятельных заинтересованных сторон в судебной системе по- прежнему не изжита.

16. Сообщается, что в некоторых регионах, особенно в небольших или отдаленных районах, судьи поддерживают тесные связи с исполнительной властью и органами прокуратуры. Вопреки запрещению такого вмешательства законом оно, судя по сообщениям, происходит регулярно и является одним из важнейших факторов, подрывающих независимость и беспристрастность судебной системы. Тревожное ощущение того, что судьи знают, какое они вынесут решение еще до завершения судебного разбирательства, подкрепляется частым отсутствием обоснования выносимых приговоров, в том числе решений о заключении под стражу до суда. ….

19. Еще до самого назначения обеспокоенность вызывает процесс отбора судей. Хотя в законодательстве четко прописаны критерии, которые необходимо соблюсти, для того чтобы стать судьей, Специальный докладчик слышала утверждения о том, что на практике обязательная проверка кандидатов не отличается ни транспарентностью, ни анонимностью. Она обеспокоена сообщениями о том, что председатель того суда, где открывается вакансия, может оказывать и часто оказывает влияние на процесс отбора. Кроме того, существует реальная опасность того, что вновь назначенные судьи могут чувствовать себя в долгу перед председателем их суда. …

24. Специальный докладчик особенно обеспокоена сообщениями о чрезмерно широких полномочиях председателей судов, которые играют значительно большую роль, чем primus inter pares. Она слышала множество сообщений о том, что судьи получают указания или приказы от председателя их суда. В Бангалорских принципах поведения судей четко указано, что в тех случаях, когда решение по делу должно приниматься судьями самостоятельно, они действуют независимо от мнения других коллег по составу суда (принцип 1.4). Специальному докладчику сообщили также, что карьерный рост судей во многом зависит от председателя их суда, который играет решающую роль во всем - от продвижения по службе до наложения дисциплинарного взыскания.

25. Председатели и заместители председателей всех судов общей юрисдикции назначаются Президентом Российской Федерации по представлению Председателя Верховного суда на срок шесть лет с возможностью его однократного возобновления. Председатель Конституционного суда, Председатель Верховного суда и Председатель Высшего арбитражного суда назначаются Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации. Сообщается, что во многих судах, в частности на местном уровне, председатели судов часто поддерживают тесные связи с другими государственными органами, в том числе с исполнительными органами. Следует исключить такие контакты, поскольку они представляют угрозу для независимости, беспристрастности и объективности судебной власти.

2. Распределение дел

26. Специальный докладчик слышала утверждения о том, что надлежащие процедуры распределения дел между отдельными судьями, по всей видимости, отсутствуют. В судах общей юрисдикции дела среди судей распределяет председатель суда, что вызывает обеспокоенность, поскольку в отсутствие надлежащей и транспарентной процедуры распределения дел судебная система становится уязвимой для манипуляций, коррупции, внешнего и внутреннего давления и вмешательства. Особенно беспокоит то, что председатель суда может использовать действующую процедуру распределения дел в качестве средства поощрения или наказания судей или поручать резонансные дела судьям, на решения которых можно легко повлиять".

Генеральная Ассамблея ООН, Совет по правам человека, двадцать шестая сессия, доклад Специального докладчика по вопросу о независимости судей и адвокатов   Габриэлы Кнауль

 

[2] "Второе. Надо более жёстко пресекать коррупцию внутри правоохранительных органов и судебной системы. Проявления коррупции в структурах, призванных обеспечивать правопорядок, ощутимо подрывают доверие общества к власти и проводимой государством политике".

Путин В.В., заседание Совета по противодействию коррупции, 30 октября 2013, опубликовано на официальном сайте Президента  http://www.kremlin.ru/transcripts/19516

 

"Судьи – это не замкнутая корпорация. Мы что, не знаем, что судьи взятки берут? Берут. Кого проще поймать за руку – милиционера или судью? Конечно, милиционера, следователя, прокурора, государственного гражданского служащего. Судью пойдите поймайте! Корпоративная закрытость полная. Мы сами когда-то за это боролись, потому что советские судьи не обладали ни одним из необходимых иммунитетов. Но мы создали железобетонную корпорацию. И, к сожалению, эта корпорация не способна до полной степени к самоочищению. Если бы она могла сама изгонять тех, кто нарушил закон, то, может быть, это было бы нормально, но, к сожалению, она сегодня это делать не может.

Поэтому я хотел бы вас проинформировать. Я продумаю механизмы, позволяющие корректными, конституционными способами контролировать ситуацию внутри судебной корпорации".

Медведев Д.А., стенографический отчёт о встрече Президента с членами Общественной палаты Российской Федерации 20 января 2011; опубликовано на официальном сайте Президента

http://kremlin.ru/events/president/transcripts/10106

 

[3] "21. …  Егорова вызывала меня несколько раз, когда прокуратуре казалось, что слушания движутся не в том направлении, а последний раз - из совещательной комнаты, что вообще неслыханно. Никогда на меня никто так не кричал. Я бы не пошла, если бы знала, зачем она меня вызывает...

Именно в результате конфликта с Егоровой я и решилась, если повезет на выборах, сменить профессию. Мне есть чем заняться в высшем органе законодательной власти: это проблемы правосудия. Я сомневаюсь, чтобы в каком-нибудь из провинциальных судов творились такие же запредельные безобразия, как в Мосгорсуде, но это вопрос степени, а проблемы-то общие.

Судья, именуемый в законе независимым носителем судебной власти, зачастую оказывается в положении обычного чиновника, подчиненного председателю суда. Механизм давления основан на том, что прокурор или другие влиятельные и заинтересованные лица звонят не [судье], а председателю суда. Председатель вызывает судью и начинает сначала мягко, в форме рекомендаций или консультаций, а затем и более жестко убеждать судью принять "правильное", то есть угодное кому-то решение. Судья же зависим от председателя суда в элементарных вопросах получения квартиры или премий, в вопросах распределения дел для слушания. При желании председатель суда всегда найдет в работе судьи такие недостатки (при существующем навале дел нельзя, например, избежать элементарной волокиты), которые позволят прекратить его полномочия через квалификационную коллегию судей, которую тоже контролируют чиновники от правосудия...реально суд до сих пор чаще всего выступает на стороне обвинения. Суд превращается в инструмент сведения политических, коммерческих или просто личных счетов.

Никто не может быть уверен, что его дело - будь то гражданское, административное или уголовное - будет разрешено по закону, а не в угоду кому-то. Сегодня это следователь Зайцев, расследовавший уголовное дело по контрабанде мебели, а завтра может быть любой из нас..."

ЕСПЧ, Постановление от 26 февраля 2009, дело "Кудешкина против Российской Федерации", жалоба N 29492/05

 

Из выступления первого заместителя председателя Высшего арбитражного суда (ВАС) Елены Валявиной в Дорогомиловском районном суде Москвы 12 мая 2008 года.

"Вопрос адвоката, представлявшего Владимира Соловьева: За время вашей работы в ВАС приходилось ли вам сталкиваться с Боевым Валерием Ивановичем и имели ли эти встречи исключительно служебный характер?

Ответ: Я часто с ним сталкивалась, поскольку по должности отвечаю за взаимодействие с Высшей квалификационной коллегией судей. Он там часто бывал. Но был один случай, который, с моей точки зрения, выходит за пределы его служебных обязанностей. В самом начале моей деятельности осенью 2005 года от председателя судебного состава я получила дело со словами, что судьи его не хотят рассматривать, опасаются осложнений. Оно было связано с акциями ОАО "Тольяттиазот". Я приняла дело к производству. Мною было вынесено определение о приостановлении обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общее собрание акционеров, что полностью соответствовало закону и практике ВАС. Затем я вынесла еще одно определение об истребовании дела. И практически сразу после этого мне позвонил Боев Валерий Иванович и пришел на прием. Я, естественно, думала, что это связано с кадровыми вопросами. Но он говорил о государственных интересах: о том, что я, видимо, не однозначно правильно их понимаю. Когда речь зашла о конкретном деле, я ему напомнила, что я судья по этому делу и что он не вправе давать мне какие-либо указания. Но он просил меня отменить мои определения по данному делу.

Вопрос: Его просьбы отменить определения по данному делу имели настойчивый характер?

Ответ: Он сказал: "Елена Юрьевна, вам же еще переназначаться нужно!" Заместители председателя назначаются на шесть лет и вправе работать два срока подряд по шесть лет. Мне было сказано прямо, что если я буду назначаться на следующий срок, то у меня возникнут проблемы. Тогда я ему сказала, что могу работать просто рядовым судьей.

Вопрос: Вы рассказали кому-нибудь об этом разговоре с Боевым?

Ответ: Естественно, я рассказала председателю состава, который передал мне это дело, и председателю ВАС.

Вопрос: Какова была реакция?

Ответ: Мне не сообщили, какие меры были приняты. Но впредь Валерий Иванович ко мне не обращался.

Вопрос: Он лично к вам больше не обращался или вообще не появлялся в ВАС?

Ответ: Я его часто видела в арбитражном суде — у председателя, у помощника председателя. По каким вопросам приходил, не знаю. Но могу сказать, что после одной передачи Владимира Соловьева к моему помощнику подошла судья и сказала, что к ней тоже обращался Валерий Иванович по конкретному делу. Получил отказ и тоже дал понять, что у нее могут возникнуть проблемы.

Вопрос: Он обращался к ней опять-таки с попыткой оказать давление на суд?

Ответ: Я при этом разговоре не присутствовала, но наверное".

Подробнее:  http://kommersant.ru/doc/891080