Судебная защита – право каждого

а не привилегия избранных

АДРЕС: Москва, проспект Мира, д.101

ТЕЛЕФОН: +7 919-761-3389

ТЕЛЕФОН: +7 925-070-6644

ПОЧТА: info@grany-prava.ru


10. Преступления против правосудия, глава 31 УК РФ

1. Право на судебную защиту в уголовном судопроизводстве на основании главы 31 УК РФ Преступления против правосудия

Заявления о преступлениях (уголовные дела) данной категории относятся к подследственности Следственного комитета.

Пункт 54 статьи  5 УПК РФ указывает, что "судья - должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие". Аналогичное понятие содержится в статье 2[i] Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 года

Учитывая особенности работы судей, статья 448 УПК РФ и статья  16[ii] закона   от 26 июня 1992 года  N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" предоставляют судьям дополнительные гарантии. Однако судья, как должностное лицо, не освобождается от ответственности за нарушение закона.

См. дополнительно: Принцип равенства и принцип неотвратимости наказания

2. На всех этапах рассмотрения дела гражданским судом имеет место либо преднамеренное введение суда в заблуждение, либо ошибка, либо покушение на преступление. После принятия судебного постановления по гражданскому делу, которым указанные недостатки не устранены и решение вступило в силу, возможно, говорить о наличии признаков преступления в действиях судей, экспертов, гражданских истцов (ответчиков), свидетелей. В настоящее время таким судебным постановлением является определение апелляционного суда.

Если в ходе разбирательства дела выявляются нарушения, которые судом не устранены, можно подать заявление о преступлении до принятия решения и его вступления в силу: например, если вопреки статье 6  Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" обязанное лицо уклоняется от выполнения законных распоряжений, требований, поручений, вызовов и других обращений.

См. дополнительно: Заявление о преступлении, отказ в предоставлении информации

Уголовный закон предоставляет защиту не зависимо от того завершено разбирательство гражданского дела или нет. Право гражданина на своевременную защиту в уголовном судопроизводстве предусмотрено статьей  215 ГПК РФ, предусматривающей приостановление производства по гражданскому делу в случае "невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве, а также дела об административном правонарушении".

К сожалению судьи отказывают в удовлетворении ходатайств о приостановлении, не усматривая оснований. Судьи стремиться завершить рассмотрение дела и принять решение, создав тем самым преюдицию.

Для возбуждения уголовного дела до завершения рассмотрения гражданского дела  можно воспользоваться нормами УК РФ. Существенную поддержку в этом  оказывает Инструкция  об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации, утвержденной приказом от 11 октября 2012 года N 72, согласно пункту 25 которой "поступившие по подследственности заверенные в установленном порядке копии (выписки) протоколов судебного заседания и протоколов следственных действий с внесенными в них устными сообщениями о других преступлениях подлежат регистрации в том следственном органе Следственного комитета, в который они поступили для проверки".

3. Последствия  постановлений, принятых в рамках уголовного расследования (разбирательства)

При  установленных статей 392 (часть 3.2 и 3.3) ГПК РФ обстоятельствах, постановление или приговор суда по уголовному делу являются основанием для пересмотра решения, принятого в порядке гражданского судопроизводства. Вопреки гарантиям права на пересмотр решения, судебная защита практически не доступна.

В силу статьи  67 ГПК РФ и аналогии закона и права, а также в силу статьи 88 УПК РФ  решение суда подлежит оценке наряду с иными доводами и доказательствами при разрешении спора о наличии (отсутствии) оснований для возбуждения гражданского, административного, уголовного или дисциплинарного производства в отношении судьи.

3.1. На практике препятствием к пересмотру является противодействие следователей и прокуроров, ссылающихся без совокупной оценки на единственное доказательство  - преюдициальность любого судебного постановления и недопустимость его пересмотра.

Непогрешимость правоприменителей зиждется на лукавстве и избирательном применении правовых позиций Конституционного Суда: любое заявление о преступлении в отношении судьи или участников гражданского судопроизводства отклоняется по основанию наличия вступившего в силу решения суда, что, по мнению правоприменителей, является основанием для отказа в проверке заявления на предмет наличия в нем признаков иных преступлений.

Ссылаясь на недопустимость возбуждения уголовного дела по статье 305 Вынесение заведомо неправосудного решения, следствие отказывает в проведении проверки. Такое утверждение основано на правовых позициях Конституционного Суда, выраженных  в  пункте 5 Постановления[iii]  от 18 октября 2011 года  N 23-П.

Между тем, к  принятию заведомо неправосудного решения по гражданскому делу, могут привести противоправные действия судьи, такие как: фальсификация протоколов судебных заседаний путем внесения или исключения из него объяснений сторон, показаний свидетелей имеющих существенное значение для правильного разрешения дела; принятие письменных доказательств и последующее их изъятие из дела; отказ принять и приобщить к делу доказательства, оформленные в соответствии с требованиями закона к такого рода сделкам (обязательствам), повлекший отказ в применении закона и подмену закона усмотрением суда; иные правонарушения, которые не могут быть предметом рассмотрения и оценки вышестоящих судебных инстанций, рассматривающих жалобы по процедурам гражданского судопроизводства. Следствие не вправе отказать в проведении проверки и при наличии достаточных оснований – в возбуждении уголовного дела,  именно по таким нарушениям, не рассматривая вопрос о заведомой неправосудности решения. 

Однако следователи  игнорируют другую часть этого же пункта Постановления от 18 октября 2011 года  N 23-П, которая указывает, что: " Этим не ставится под сомнение возможность разрешения в установленном законом порядке вопроса о проведении в отношении судьи предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации действий для проверки сообщения о преступлении и возбуждении по результатам этой проверки уголовного дела по признакам других, как правило, сопутствующих преступлению, предусмотренному статьей 305 УК Российской Федерации, составов преступлений, таких как "Мошенничество" (статья 159), "Злоупотребление должностными полномочиями" (статья 285), "Превышение должностных полномочий" (статья 286), "Получение взятки" (статья 290)".

Аналогичная позиция Конституционного Суда об обязательной проверке заявлений на предмет наличия в них признаков преступлений усматривается в иных Постановлениях, в том числе в Постановлении от 21 декабря 2011 года N 30-П: "Обстоятельства фальсификации доказательств как уголовно наказуемого деяния не составляют предмета доказывания по гражданскому делу. Данные фактические обстоятельства выходят за рамки объективных пределов законной силы судебного решения, вынесенного в гражданском судопроизводстве, и составляют предмет доказывания по уголовному делу, возбужденному по признакам соответствующего преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации".

В  Постановлении от  18 октября 2011 года  N 23-П Конституционный Суд не оставляют сомнений в обязательной ответственности судьи: "3. … Тем более не предполагается ограждение судьи, совершившего преступление, от уголовной ответственности - иное приводило бы к искажению конституционного смысла судейского иммунитета, а также к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2004 года N 394-О, от 7 февраля 2008 года N 157-О-О и др.").

3.2. При наличии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности, содержащего подтверждение факта совершения преступления, например признание обвиняемыми подкупа и дачи заведомо ложных показаний по делу, в доступе к правосудию препятствуют уже судьи. Судьи упорно не замечают оснований для пересмотра и, как на основной аргумент, ссылаются на принцип правовой определенности. Принцип воспринят российскими правоприменителями из практики ЕСПЧ. Между тем ЕСПЧ в постановлениях неоднократно высказывался в пользу того, что  принцип правовой определенности не препятствует восстановлению справедливости и пересмотру решения суда.

Конституционный Суд также указывал, что требование эффективного восстановления в правах посредством правосудия предполагает необходимость пересмотра ошибочных судебных актов, даже в тех случаях, когда они вступили в законную силу. (Постановления Конституционного Суда от 02 февраля 1996 года N 4-П; от 03 февраля 1998 года N 5-П; от 11 мая 2005 года N 5-П; от 05 февраля 2007 года N 2-П).

"7. Конституция Российской Федерации, формулируя право на судебную защиту, не исключает, а, напротив, предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным в том смысле, что согласно обычной процедуре оно не может быть изменено".

Постановление Конституционного Суда от 02 февраля 1996 года N4-П

4. Нарушение норм УПК РФ, Главы 4 Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования при рассмотрении заявлений о преступлении

Правоприменителями практикуется отказ в проведении проверки по заявлениям о преступлении, поданным в отношении судей и иных участников гражданского судопроизводства.

Содержащиеся в письмах - сообщениях основания для отказа в  проверке заявления (сообщения, жадобы) и ее рассмотрения противоречат нормам Главы 4 УПК РФ. Как правило, письма-сообщения об отказе в рассмотрении заявлений (жалоб) поданных в отношении судей,  основаны на ошибочном утверждении, что обжалуется решение суда или выражается несогласие с действиями судьи  при разрешении дела.

Из имеющейся практики известно, что довод об обжаловании решения суда  противоречит предмету жалобы, содержащей доводы о нарушениях судьи, не касающихся существа гражданского спора сторон и принятого решения. В заявлениях (жалобах) ссылка на решение суда применяется для указания статей УК РФ, влекущих ответственность за преступления против правосудия, предусмотренные Главой 31 УК РФ.

Кроме того, статья 71 ГПК РФ и статья 90 УПК РФ, применяемые с учетом правовых позиций Конституционного Суда, указывают, что решения судов являются доказательствами по иным делам, разрешаемым в ином порядке.

"2. … Согласно прямому указанию законодателя, содержащемуся в статье 90 УПК Российской Федерации, дознаватель, следователь, прокурор и суд освобождаются от обязанности исследовать те обстоятельства уголовного дела, которые уже были установлены ранее в ходе уголовного судопроизводства по другому делу и подтверждены вынесенным приговором. Во всех остальных случаях выводы об обстоятельствах дела, содержащиеся в иных судебных решениях, в ходе уголовного судопроизводства подлежат исследованию и оценке в соответствии с общими процедурами доказывания. … Таким образом, статья 90 УПК Российской Федерации не предполагает возможность при разрешении уголовного дела не принимать во внимание обстоятельства, установленные не отмененными решениями арбитражного суда по гражданскому делу, которые вступили в законную силу, пока они не опровергнуты стороной обвинения …" 

Определение Конституционного Суда от 15 января 2008 года N 193-О-П 

Довод же об отказе по основанию "выражается несогласие с действиями судьи  при разрешении дела" не основан на законе и не имеет поддержки в практике Конституционного Суда. Между тем, именно действия судьи при разбирательстве дела часто вступают в противоречие с законом и влекут принятие неправосудных решений. 

Пример из личной практики: разрешая в 2008 году вопрос о разделе совместного имущества супругов коммерческого Общества, суды и первой и второй инстанции пришли к выводу, заведомо противоречащему статье  50 (часть 1) ГК РФ презюмирующей, что Общество  преследует  извлечение прибыли в качестве цели своей деятельности, статьям 8 (часть 1) и 28 (часть 1 и 2) закона от 14 января 1998 года N14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" - о праве участников на получение доходов от Общества пропорционально доле в уставном капитале и судебной практике, выступающей гарантией равенства перед законом и судом.  

Вопреки единой судебной практике, судьи решили, что "участники общества не обладают вещными правами в отношении имущества общества, и не вправе ни распоряжаться им, ни извлекать доходы от использования".

Принцип равенства, реализуемый через  единство  судебной практики, гарантирует, что однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом и участники гражданских правоотношений имеют право на сходное решение спорных вопросов при сходных обстоятельствах. Противное означает необъективность суда, его зависимость, чью-либо заинтересованность в конкретном результате по конкретному делу.  Отказ в обеспечении равных прав перед законом и судом, неопровержимо указывает на индивидуальный подход к делу и заинтересованность судьи в определенном результате и влечет ответственность, предусмотренную УК РФ, статьей  136 Нарушение равенства прав и свобод.

"А. обратилась в суд с иском к бывшему супругу П. о разделе совместно нажитого имущества, состоящего из 6/7 долей магазина "Прогресс", просила взыскать стоимость 3/7 долей, исходя из рыночной стоимости магазина….  Ее требования основаны на ст. ст. 34, 38 Семейного кодекса Российской Федерации, которыми признается право супруга на раздел общего имущества и устанавливается, что общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.   При таких обстоятельствах суду надлежало применить п. 2 ст. 14 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно которому размер доли участника общества должен соответствовать соотношению номинальной стоимости его доли и уставного капитала общества. Действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли".  

Верховный Суд, Протест от 09 января  2003 года  N 20-В02-24

5.  Способы защиты при обнаружении признаков преступления

В силу свободы волеизъявления и свободы выбора способа защиты (диспозитивности), гражданин вправе сам выбирать способ защиты.

Конституцией и законом установлены следующие способы защиты: конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводство. Как дополнительное средство защиты, пресекающее угрозу нарушения прав и компенсация за уже допущенные нарушения – дисциплинарное разбирательство.

6. Приоритет принципа диспозитивности при выборе способа защиты

В силу свободы волеизъявления и свободы выбора способа защиты (диспозитивности), гражданин вправе сам выбирать способ защиты.

6.1. Вопреки закону, гарантирующему свободу выбора способа защиты права, сложившаяся правоприменительная практика предлагает единственный способ от всех нарушений – обжалование в установленном законом порядке.

Единственным "установленным законом порядком" правоприменители, вопреки правовым позициям Конституционного Суда, считают включение в апелляционные (кассационные, надзорные) жалобы на решение гражданского суда всех доводов о нарушениях, с которыми стороны гражданского судебного разбирательства,  не согласны.

Вероятно,  мнение правоприменителей основано на статье 226 ГПК РФ (часть 3), указывающую, что: " В случае, если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступления, суд сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия".

По вопросу применения статьи 226 ГПК РФ правоприменителями сформирована противоречивая практика:

Так, пункт 1 Постановления[iv] Пленума Верховного Суда от 01 сентября 1987 года N 5 "О повышении роли судов в выполнении требований закона, направленных на выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступлений и других правонарушений"  в действующей  редакции от 06 февраля 2007 обязывает судей реагировать на любые нарушения. 

В тоже время Конституционный Суд считает применение статьи 226 ГПК РФ правом суда, а не его обязанностью. Именно такая позиция сформирована в Определении[v] Конституционного Суда от 21 октября 2008 года N 591-О-О. Позиция Конституционного Суда лукава: вывод о том, что "правильности применения и толкования норм относится к ведению вышестоящих судов общей юрисдикции и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации" противоречит обязанности Конституционного Суда давать окончательное толкование норм права, обязательных к применению всеми судами.

Постановлением[vi] от 29 сентября 2011 года  N 1316-О-О Конституционный Суд не исключает права гражданина самостоятельно обратиться в органы следствия.

6.2. Конституционный Суд придерживается позиции о недопустимости привлечения судьи к уголовной ответственности только по признакам преступления, предусмотренного УК РФ, его статьей 305 Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Как явствует из Постановления Конституционного Суда от 18 октября 2011  года 23-П "Вступивший в законную силу, не отмененный и не измененный судебный акт не может рассматриваться как неправосудный, поскольку отсутствие подтверждения в установленном порядке незаконности и необоснованности этого судебного акта вышестоящей судебной инстанцией презюмирует его правосудность".

Из данной позиции Конституционного Суда явствует, что незаконность судебного акта устанавливается только вышестоящим судебным органом, т.е. в апелляционном, кассационном и надзорном порядке.

Автор полагает позицию о признании решения неправосудным по процедуре пересмотра решений вышестоящими судами противоречащей иным правовым позициям Конституционного Суда, не допускающим оценки уголовно наказуемых деяний гражданским судом. Таким образом, вышестоящий суд, отменив решение, устраняет нарушение прав, тем самым предоставляет судье иммунитет от уголовного преследования. 

Однако правоприменители проецируют позицию, сформированную Конституционным судом по статье 305 УК РФ, на все виды правонарушений, совершаемых в судопроизводстве.

Кроме того, в правоприменительной практике следственных органов усматривается искажение правовых позиций Конституционного Суда изложенных в пункте  3.2 Постановления от 18 октября 2011 года N23-П и прямое противоречие закону: если кассационная жалоба судом не рассматривалась – она им не оценивалась на предмет правосудности. Конституционный Суд неоднократно указывал на необходимость проверки в отношении иных преступлений, кроме заведомо неправосудного решения. Кроме того, в иных постановлениях Конституционный Суд неоднократно разъяснял, что проверка заявлений на предмет наличия в них преступлений – прерогатива не гражданского, а уголовного судопроизводства.

"3.2. Таким образом, обращение следственных органов в квалификационную коллегию судей с представлением о даче согласия на возбуждение в отношении судьи уголовного преследования по статье 305 УК Российской Федерации, предусматривающей ответственность за вынесение заведомо неправосудного судебного акта, в случае, когда сам этот акт не отменен как незаконный и необоснованный, а потому не признан в качестве неправосудного, получение согласия квалификационной коллегии судей, разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела и его дальнейшем процессуальном движении означают, по сути, отрицание окончательности, исполнимости, неопровержимости и обязательности судебного решения, гарантированно исполняющегося силой государства, и являются неправомерным вмешательством в осуществление судебной власти, самостоятельность и независимость которой находятся под защитой Конституции Российской Федерации, прежде всего ее статьи 10".

Постановление Конституционного суда  от 18 октября 2011 года N 23-П

6.3. Правовые позиции Конституционного Суда о недопустимости привлечения судьи к уголовной ответственности по признакам преступления, предусмотренного статьей 305 УК РФ, противоречат принципам свободы волеизъявления и свободы выбора способа защиты.

Позицию о правосудности судебного акта неотмененного вышестоящими судами  автор полагает ошибочной, поскольку, реализуя на практике право на свободу волеизъявления и свободу выбора способа защиты, гражданин вправе выбрать любые предоставляемые законом способы защиты.

Анализ судебной практики показывает, что большинству участников гражданского судопроизводства судебная защита в кассационной и надзорной судебных инстанциях недоступна, поскольку в массовом порядке заканчивается отказом в передаче жалобы на рассмотрение суда.

При поступлении кассационной (надзорной) жалобы в суд судья единолично разрешает вопрос о передаче или об отказе в передаче кассационной жалобы на рассмотрение суда.

Определение об отказе  в передаче кассационной жалобы на рассмотрение суда подтверждает, что доводы вашей кассационной жалобы судом не рассматривались. В случае наличия признаков преступлений в действиях сторон, свидетелей и судей это обстоятельство имеет существенное значение.

Автор считает, что  после вступления решения в  законную силу гражданин вправе отказаться от обжалования решения в кассационном и надзорном судах и  просить о его признании заведомо неправосудным в уголовном судопроизводстве. Обжалование в уголовном судопроизводстве начинается с начала, производиться с личным участием гражданина, предоставляет больше возможностей для защиты, нежели обращение в кассационные и надзорные суды, доступ в которые ограничивается судьей, единолично принимающим решение об отказе в передаче жалобы на рассмотрение суда.

Кроме принципов свободы волеизъявления и свободы выбора способа защиты, такие действия являются объективно оправданными с точки зрения  защиты субъективного права на оплату услуг юриста (экономии личных финансов), экономии личного времени и экономии ресурсов государства.

7. Как правило, после вступления в силу судебных актов заявители обжалуют нарушения, отсутствующие в описательной и мотивировочной частях, которые могли повлиять на законность и обоснованность. Отсутствие обжалуемых нарушений неопровержимо доказывает  отсутствие судебного постановления по данному предмету спора, обязывает государство предоставить судебную защиту: провести проверку и принять судебный акт.

8. Основанием для проверки после принятия решения и его вступления в законную силу, являются новые обстоятельства, которые должны проверяться только в уголовном судопроизводстве. К числу таких нарушений относятся  фальсификация протоколов или подлоги, являющиеся самостоятельным нарушением судьи по делу.

Встречается и такое нарушение, как соучастие судьи в фальсификации доказательств по делу: признание допустимыми доказательствами копий документов без обозрения оригиналов или отказ стороне по делу в обозрении оригиналов, отклонение ходатайства о подложности документов, умолчание в протоколах судебных заседаний о заявлении суду ходатайства о подложности, отклонение замечаний на протокол, устраняющих нарушения судьи, удаление ходатайства из материалов дела, т.е. фактически приложение всех усилий для сокрытия важных доказательств по разрешаемому делу  и принятие заранее известного решения в пользу конкретной стороны.

Суды уклоняются от рассмотрения и оценки доводов кассационных и надзорных жалоб по выявленным уголовным  нарушениям.  Отсутствие в постановлениях вышестоящих судов оценки доводов жалобы о наличии в действиях судьи противоправных действий, направленных на сокрытие важных доказательств по разрешаемому делу, обосновано. Согласно правовым позициям Конституционного Суда,  изложенным в Постановлении от 21 декабря 2011 года N 30-П, такие нарушения "выходят за рамки объективных пределов законной силы судебного решения, вынесенного в гражданском судопроизводстве, и составляют предмет доказывания по уголовному делу".

" …фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;

признание при рассмотрении уголовного дела преюдициального значения фактических обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства;

фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе".

Постановление Конституционного Суда от 21 декабря 2011 года N 30, резолютивная часть

 

[i] Статья 2

Термины Для целей настоящей Конвенции:

1."публичное должностное лицо" означает: i) любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе Государства-участника на постоянной или временной основе, за плату или без оплаты труда, независимо от уровня должности этого лица;

Конвенция ООН против коррупции от 31 октября 2003 года

[ii] Статья 16. Неприкосновенность судьи

(в ред. Федерального закона от 15.12.2001 N 169-ФЗ)

1. Судья неприкосновенен. Неприкосновенность судьи включает в себя неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, тайну переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых судьей сообщений).

2. Судья, в том числе после прекращения его полномочий, не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

(в ред. Федерального закона от 05.04.2005 N 33-ФЗ)

3. Решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу принимается:

в отношении судьи Конституционного Суда Российской Федерации - Председателем Следственного комитета Российской Федерации с согласия Конституционного Суда Российской Федерации;

(в ред. Федеральных законов от 24.07.2007 N 214-ФЗ, от 25.12.2008 N 274-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ)

в отношении судьи Верховного Суда Российской Федерации, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, военного суда, арбитражного суда - Председателем Следственного комитета Российской Федерации с согласия Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации;

(в ред. Федеральных законов от 24.07.2007 N 214-ФЗ, от 25.12.2008 N 274-ФЗ, от 28.11.2009 N 296-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ, от 12.03.2014 N 29-ФЗ)

в отношении судьи иного суда - Председателем Следственного комитета Российской Федерации с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта Российской Федерации.

(в ред. Федеральных законов от 24.07.2007 N 214-ФЗ, от 25.12.2008 N 274-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ)

Абзац утратил силу. - Федеральный закон от 25.12.2008 N 274-ФЗ.

Мотивированное решение Конституционного Суда Российской Федерации либо квалификационной коллегии судей по вопросу о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу принимается в 10-дневный срок после поступления представления Председателя Следственного комитета Российской Федерации.

(в ред. Федеральных законов от 24.07.2007 N 214-ФЗ, от 29.03.2010 N 37-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ)

Изменение в ходе расследования уголовного дела квалификации состава преступления, которое может повлечь ухудшение положения судьи, допускается только в порядке, установленном настоящей статьей для принятия решения о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу.

4. Решение по вопросу о привлечении судьи к административной ответственности принимается:

в отношении судьи Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, военного суда, арбитражного суда - судебной коллегией в составе трех судей Верховного Суда Российской Федерации по представлению Генерального прокурора Российской Федерации;

(в ред. Федеральных законов от 28.11.2009 N 296-ФЗ, от 12.03.2014 N 29-ФЗ)

в отношении судьи иного суда - судебной коллегией в составе трех судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа по представлению Генерального прокурора Российской Федерации.

Решение по вопросу о привлечении судьи к административной ответственности принимается в 10-дневный срок после поступления представления Генерального прокурора Российской Федерации.

Закон от 26 июня 1992 года  N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации"

[iii] "5. Таким образом, взаимосвязанные положения статей 144, 145 и 448 УПК Российской Федерации и пункта 8 статьи 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", устанавливающие порядок рассмотрения сообщения о совершении преступления судьей и принятия решения по такому сообщению, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 10, 19 (часть 1), 46 (часть 1), 118, 120 и 122, в той мере, в какой на основании этих положений допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьей 305 "Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта" УК Российской Федерации, что предполагает непосредственную оценку во внесудебном порядке вынесенного этим судьей судебного акта, вступившего в законную силу, не отмененного и не признанного в соответствующем процессуальном порядке незаконным и необоснованным, в качестве неправосудного.

Этим не ставится под сомнение возможность разрешения в установленном законом порядке вопроса о проведении в отношении судьи предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации действий для проверки сообщения о преступлении и возбуждении по результатам этой проверки уголовного дела по признакам других, как правило, сопутствующих преступлению, предусмотренному статьей 305 УК Российской Федерации, составов преступлений, таких как "Мошенничество" (статья 159), "Злоупотребление должностными полномочиями" (статья 285), "Превышение должностных полномочий" (статья 286), "Получение взятки" (статья 290)".

Конституционный  Суд Постановление от 18 октября 2011 года  N 23-П

[iv] "1. Указать судам на необходимость устранения отмеченных недостатков, имея в виду, что выявление по каждому уголовному и гражданскому делу обстоятельств, способствовавших совершению преступлений и других правонарушений, и принятие надлежащих мер к их искоренению является правом суда, вытекающим из закона (ч. 4 ст. 29 УПК РФ, ст. ст. 226, 368 ГПК РФ)".

Постановление Пленума Верховного Суда от 01 сентября 1987 года N 5 "О повышении роли судов в выполнении требований закона, направленных на выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступлений и других правонарушений"  в действующей редакции от 06 февраля 2007

[v] "2. .. Кроме того, предусмотренная статьей 226 ГПК Российской Федерации возможность вынесения судом частных определений, направленных на устранение нарушений законности и выполняющих профилактическо-дисциплинирующую функцию, является правом, а не обязанностью суда и вытекает из его дискреционных полномочий при осуществлении правосудия, что не может рассматриваться как умаление процессуальных гарантий прав лиц, участвующих в деле, которые вправе использовать предусмотренные законом процедуры их защиты, в том числе путем обжалования вынесенных по их делу судебных постановлений".

Определение Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 года N 591-О-О

[vi] "Положения статьи 226 ГПК Российской Федерации, закрепляющие возможность вынесения судом частных определений, направленных на устранение нарушений законности, не предполагают их произвольного применения и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.

При этом в случае отказа суда, выявившего признаки преступления при рассмотрении гражданского дела, сообщить об этом в органы дознания или предварительного следствия заинтересованное лицо вправе самостоятельно обратиться с заявлением о преступлении в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством".

Определение Конституционного Суда от 29 сентября 2011 года  N 1316-О-О