Судебная защита – право каждого

а не привилегия избранных

АДРЕС: Москва, проспект Мира, д.101

ТЕЛЕФОН: +7 919-761-3389

ТЕЛЕФОН: +7 925-070-6644

ПОЧТА: info@grany-prava.ru


Статья 03. Право на обращение в суд

Статья 3. Право на обращение в суд

1. Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

(в ред. Федеральных законов от 30.04.2010 N 69-ФЗ, от 08.03.2015 N 23-ФЗ)

2. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

3. По соглашению сторон подведомственный суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение гражданского дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

См. дополнительно на сайте: судебная практика Право на судебную защиту (принцип доступности правосудия)

 

комментарии к Гражданскому процессуальному кодексу; право на обращение в суд (право на судебную защиту, принцип доступности правосудия); принцип диспозитивности; принцип экономии ресурсов государства; защита субъективного права на оплату услуг юриста (экономии личных финансов);

сроки, как основание ограничения права на обращение в суд; особые отношения судов с властью (госорганы, должностные лица); приоритет корпоративной солидарности госслужащих над принципом справедливости; осуществление правосудия  на основании собственного усмотрения, по упрощенным правилам, сформированным без учета ГПК РФ, инструкций о делопроизводстве, судебной практики; отсутствие надлежащей процедуры реализации гражданином права, гарантированного законом, не может служить препятствием к реализации этого права;

право на судебную защиту в суде первой инстанции; уклонение суда от высылки определений об оставлении  иска без движения указывает: на расчет на неграмотность заявителя, на не знание судебной практики и Инструкции о делопроизводстве, на личную заинтересованность или умысел;  часто используемые судьями основания для оставления заявлений без движения, не предусмотренные законом и судебной практикой;

право на судебную защиту в апелляционном суде;  право на судебную защиту в кассационном и надзорном судах; недоступность судебной защиты в кассационной и надзорной инстанциях; право на пересмотр решения по новым или вновь открывшимся обстоятельствам - декларативное, большинству граждан не доступно; 

пересмотр Зюзинским районным судом  г. Москвы более 100 судебных решений  в пользу исполнительных властей г. Москвы в лице Департамента жилищной политики и жилого фонда (ныне Департамент городского имущества);  отсутствие публичного доступа к пересмотренным и вновь принятым решениям суда – нарушение права общественности проследить осуществление правосудия по  заявлениям о пересмотре решений, недопустимый отказ в доступе к судебной практике, являющейся одним из наиболее эффективных средств защиты;

право на судебную защиту в уголовном судопроизводстве на основании главы 31 УК РФ преступления против правосудия; фальсификация доказательств сторонами;  ложные показания свидетелей; фальсификация протоколов или подлоги; соучастие судьи в фальсификации доказательств по делу в форме признания допустимыми доказательствами копий документов без обозрения оригиналов; отказ стороне по делу в обозрении оригиналов и отклонение ходатайства о подложности документов; умолчание в протоколах судебных заседаний о заявлении суду ходатайства о подложности и отклонение замечаний на протокол; удаление ходатайства из материалов дела; нарушение принципов свободы волеизъявления и свободы выбора способа защиты; отказ от права на обращение в суд недействителен; передача в третейский суд; закон не допускает  передачу на рассмотрение третейских судов  дел, возникающие из  публичных отношений; закон не допускает утверждения судом мирового соглашения, если его условия выходят за пределы заявленных исковых требований; 

третейский суд; соглашение о  рассмотрении третейским судом не основание для отказа в принятии искового заявления государственным судом;

судьи Мосгорсуда Строгонов М.В., Шубина И.И., Снегирева Е.Н., Захарова Е.А., Неретина Е.Н., Давыдова И.Н.,  судья Останкинского районного суда Сурнина М.В., судья Подольского городского суда  Гурина Л.Р.;

1. Право на обращение в суд (принцип доступности правосудия, доступности судебной защиты)

Недостаточно четкая формулировка закона соответствует реальному положению с защитой прав в судах общей юрисдикции.  Практика показывает, что право на обращение в суд есть, но вот право на судебную защиту государством обеспечивается  не всегда.

Право на судебную защиту означает не только возможность беспрепят­ственно обратиться в суд за защитой своего нарушенного права, но и получить такую защиту.  

Право на обращение в суд ограничено сроками исковой давности, содержащихся в главе 12 ГК РФ и других специальных нормы  ГК РФ и иных законах.

ГПК РФ ограничивает процессуальные  сроки,  в пределах которых заинтересованные лица могут воспользоваться правом на обращение в суд с апелляционной, кассационной, надзорной жалобами, заявлением о пересмотре решения суда.

Суды используют любые возможности, препятствуя рассмотрению заявлений о защите материальных прав, ответчиками по которым являются исполнительные власти.  Ограничивая право на доступ к правосудию, судьи проявляют высокую степень изобретательности. Принцип справедливости уступает корпоративной солидарности с чиновниками всех ветвей власти.

Сущность доступности правосудия заключается в отсутствии чрезмерных, необоснованных правовых и практических препят­ствий для обращения в суд, возбуждения и  разрешения дела. В силу данного принципа любое заинтересованное лицо полагающее, что его права и интересы нарушены либо оспорены, вправе использовать все предостав­ленные законом процессуальные средства, добиваясь осуществ­ления защиты в судебном порядке, а государство обязано предоставить та­кую защиту.

Вопреки закону, правосудие осуществляется судьями преимущественно на основании собственного усмотрения, по упрощенным правилам, сформированным без учета ГПК РФ, инструкций о делопроизводстве, судебной практики.

Из личной судебной практики: по  иску о признании недействительной сделки-согласия на вселение судья оставляет исковое заявление без движения полагая недостатками, подлежащими устранению до возбуждения дела, не привлечение третьих лиц и отсутствие копий документов для них. Разрешая иск о признании  не приобретшей права пользования между теми же сторонами, этот же судья вновь требует от истца привлечения третьих лиц и предоставление для них копий. Дополнительное основание – отсутствие договора найма жилого помещения.  Между тем из представленной с иском выписки из домовой книги явствует, что истец не является нанимателем в связи, с чем не может представить договор социального найма в силу ЖК РФ заключаемого с нанимателем.

Как явствует из закона и судебной практики, истец не всегда может предоставить требуемые доказательства и не обязан самостоятельно определять состав третьих лиц.  Все эти вопросы разрешаются судом на подготовке дела. В силу статьи 43 (часть 1)  ГПК РФ суд вправе по собственной инициативе привлечь к участию в деле третьих лиц. 

2. Нормы гражданского процессуального законодательства, обеспечивающие право на обращение в суд

Право на обращение в суд регулируют: Статья 3. Право на обращение в суд; Статья 4. Право на возбуждение гражданского дела в суде; Статья 320. Право апелляционного обжалования; Статья 376. Право на обращение в суд кассационной инстанции; Глава 41. Производство в суде надзорной инстанции; Глава 42. Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу

Статья 3 ГПК РФ и единая судебная практика, сформированная Верховным Судом в пункте 3 решения N ГКПИ10-1609, опубликованном в Обзоре судебной практики за 3 квартал 2011 года, обязывают суд рассмотреть дело в любом случае, полагая, что: "Отсутствие надлежащей процедуры реализации гражданином права, гарантированного законом, не может служить препятствием к реализации этого права".

Аналогичная обязанность суда вытекает из положений статьи 6 ГК РФ, смысловым содержанием которой является реализация прав в соответствии с требованиями добросовестности, разумности и справедливости.

Интерпретация Конституционным Судом права на судебную защиту основана на  толковании  статьи 46 (часть1) Конституции. Конституционный Суд, в частности, подчеркивал, что право на судебную защиту является неотчуждаемым. Лишение гражданина возможности прибегнуть к судебной защите для отстаивания своих прав и свобод противоречит конституционному принципу охраны достоинства личности (статья 21 Конституции), из которого вытекает, что личность в ее взаимоотношениях с государством рассматривается как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми незапрещенными законом способами (статья 45 (часть 2) Конституции). Право на судебную защиту не подлежит ограничению даже при условиях чрезвычайного положения, ибо  ни при каких обстоятельствах не может быть обусловлено необходимостью достижения признаваемых Конституцией Российской Федерации целей — защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Вопреки закону и судебной практике, суды игнорируют принцип доступности правосудия в спорах между гражданскими лицами и исполнительной властью.

Так суды г. Москвы признали за публичным собственником жилого помещения (уполномоченным им лицом) право произвольно, по собственному усмотрению, отказаться от заключения договора купли-продажи освободившихся комнат в квартире коммунального заселения.

Позиция судов г. Москвы  подвергнута критике Конституционным Судом в  определении от 25 января 2012 года N 154-О-О: "1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, гражданке А.М. Федорович и ее мужу (собственникам трех комнат в коммунальной квартире), а также проживающей вместе с ними дочери отказано в удовлетворении исковых требований о признании права на выкуп освободившихся жилых комнат, находящихся в федеральной собственности. …

2. Пункт 1 статьи 296 ГК Российской Федерации, определяющий общие правомочия учреждения и казенного предприятия в отношении имущества, закрепленного за ними на праве оперативного управления, конституционные права заявительницы не затрагивает.

Часть 3 статьи 59 Жилищного кодекса Российской Федерации устанавливает, что при отсутствии в коммунальной квартире нанимателей и (или) собственников, которые на момент освобождения жилого помещения признаны либо могут быть признаны малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях, такое жилое помещение предоставляется по договору купли-продажи гражданам, которые обеспечены общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее нормы предоставления, на основании их заявления.

Указанному праву граждан на приватизацию жилых помещений путем выкупа корреспондирует обязанность соответствующих государственных и муниципальных органов обеспечить его реализацию, что исключает возможность для публичного собственника жилого помещения или уполномоченного им лица произвольно, по собственному усмотрению, отказаться от заключения договора купли-продажи".

"10. Согласно положениям части 2 статьи 17 Конституции Российской Федерации основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Вместе с тем лицо вправе отказаться от реализации своих прав и свобод, в том числе прав, носящих процессуальный характер. При этом такой отказ должен быть всегда явно выраженным, добровольным и не должен противоречить законодательству Российской Федерации, общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации.

Волеизъявление лица, связанное с отказом от реализации своих прав и свобод, может быть отражено в его письменном заявлении, протоколе, иных документах, имеющихся в материалах дела и явно свидетельствующих о таком отказе".

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней" 

3. Право на судебную защиту в суде первой инстанции

3.1. Затраты социального[1] государства на защиту прав граждан крайне низкие и недостаточные: два месяца и 15 минут. С учетом существующей практики в судах первой инстанции за два месяца проводится не более двух судебных заседаний.

Статья 154 ГПК РФ предусматривает, что "гражданские дела рассматриваются и разрешаются судом до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд, если иные сроки рассмотрения и разрешения дел не установлены настоящим Кодексом, а мировым судьей до истечения месяца со дня принятия заявления к производству". Статьи  216, 217 ГПК РФ в определенных случаях допускают приостановку производства по делу однако на сроки и качество разбирательства дела не влияют.  Практика показывает, что большинство дел подлежит рассмотрению в срок, не превышающий два или один месяц. 

Статья 154 ГПК РФ о двухмесячном (месячном) сроке рассмотрения дела в суде первой инстанции противоречит принципу разумности и справедливости: за такой короткий срок невозможно провести качественную подготовку дела и собрать доказательства.   Обеспечивая право на судебную защиту суд, поставлен перед выбором: нарушить закон в части сроков, обеспечить полноценное судебное разбирательство и получить дисциплинарное взыскание или соблюсти закон и вероятно принять сомнительное решение, основанное на внутреннем убеждении судьи и субъективных объяснениях сторон.

"13. Сроки рассмотрения дел неразрывно связаны с правом на справедливое судебное разбирательство. В связи с этим неотъемлемой составляющей частью профессиональной этики судьи является соблюдение установленных законом процессуальных сроков рассмотрения судебных дел, жалоб и заявлений.   Нарушение судьями без уважительных причин процессуальных сроков по делам свидетельствует о пренебрежении ими служебными обязанностями и судейской этикой".

Постановление Пленума Верховного Суда от 31 мая 2007 года  N 27 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности"

3.2. Право на судебную защиту неправомерно ограничивается уже на стадии принятия заявления к производству суда. Вопреки закону и судебной практике судьи оставляют заявления без движения по причинам, не предусмотренным законом. При этом вопреки судебной практике и Инструкции о делопроизводстве определения об оставлении без движения истцу не направляются. По истечении сроков, установленных для устранения недостатков, заявления возвращаются истцу. Иногда такие нарушения приводят к пропуску сроков исковой давности и отказу в судебной защите. Обязанность направить определение об оставлении иска без движения не прописана в законе.

Уклонение судьи от высылки определений об оставлении  иска без движения указывает: на расчет на неграмотность заявителя, на не знание судебной практики и Инструкции о делопроизводстве, на личную заинтересованность или умысел.

3.3. Наиболее часто используемые судьями основания для оставления заявлений без движения, не предусмотренные законом и судебной практикой, на которой подлежат устранению все недостатки, устранения которых суд требует до возбуждения дела:

- отсутствие документа об оплате госпошлины;

- отсутствие документов-доказательств, на которых основаны требования;

- отсутствие подтверждения стоимости имущества по иску, подлежащему оценке;

- не привлечение третьих лиц;

- отсутствие адреса ответчика;

4. Право на судебную защиту в апелляционном суде

Фактическая загруженность апелляционных судов не предоставляет возможностей для защиты. Из публично доступных сведений, размещенных на сайте Мосгорсуда в разделе "Судебные заседания" явствует, что заседания в апелляционном суде назначаются с перерывом 10- 15 минут. В Мособлсуде практикуется назначение на одно и то же время 2-3 заседаний. Вероятно, это связано с рассмотрением частных жалоб, которые по закону рассматриваются без извещения заинтересованных лиц. Обстоятельства дают основания полагать, что заседания по частным жалобам не проводятся, а судебные акты принимаются с нарушением закона.  Аналогичная ситуация сложилась в большинстве апелляционных судов.

Поспешное введение апелляционных судов, лишенных права на возврат дел в первую инстанцию и призванных окончательно разрешить спор, привело к тому, что апелляционные суды не справляются с возложенными на них задачами: суды чрезмерно загружены и не способны своевременно дела принять и рассмотреть. Апелляционные суды уклоняются от всестороннего рассмотрения возникшего спора, фактически действуют как ранее судьи кассационной инстанции без возврата дела на новое рассмотрение, если спор был разрешен по существу. 

5. Право на судебную защиту в кассационном и надзорном судах

Большинству участников судебная защита в кассационной и надзорной инстанциях недоступна, поскольку в массовом порядке заканчивается отказом в передаче жалобы на рассмотрение суда.

Причины отказа кроются: в малочисленности судебных составов, рассматривающих жалобы на предмет наличия оснований для передачи на рассмотрение суда; малочисленный состав суда (Президиумов судов субъектов Федерации), рассматривающих жалобы, признанные приемлемыми; формальное рассмотрение жалоб и отказ  в их передаче на рассмотрение суда практически по имеющимся шаблонам.

На наличие шаблонов указывает отсутствие в описательной части индивидуальных признаков жалобы: доводов жалобы и их оценки нижестоящими судами, отсутствие оценки правильности применения и толкования закона.

Любое постановление  суда должно быть законным и обоснованным. Законность и обоснованность суда можно оценить по мотивам отклонения (признания) аргументов жалобы. В силу изложенного, а также с учетом того, что кассационная (надзорная) жалоба рассматривается судьей единолично, вне публичного судебного разбирательства,  определение об отказе в передаче жалобы на рассмотрение суда должно быть мотивированным и содержать доводы жалобы, мотивы их отклонения нижестоящими судами, основания, почему судья согласился с доводами судей и отклонил доводы заявителей.

Отсутствие доводов жалобы и мотивов для их отклонения, лишает стороны и общественность проследить отправление правосудия. Уклонение от мотивированной оценки правильности  (ошибочности) применения закона, указывает на неисполнение обязанности по формированию судебной практики или ее применения.

"58. … функцией обоснованного решения является продемонстрировать сторонам, что их выслушали. Более того, мотивированное решение предоставляет сторонам возможность обжаловать его, так же как и возможность кассационному органу пересмотреть решение. Только через вынесение обоснованного решения может осуществляться общественный контроль за отправлением правосудия".

ЕСПЧ, Постановление от 22 февраля 2007, дело "Татишвили  против Российской Федерации", жалоба N 1509/02 

Более полной оценке загруженности кассационных и надзорных инстанций препятствует отсутствие судебной статистики.  Вопреки статье 14 (часть 1.4)[2] закона от 22 декабря 2008 года N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ" судебная статистика, за исключением Верховного Суда,  в публичном доступе отсутствует.

6. Право на пересмотр решения по новым или вновь открывшимся обстоятельствам

Право чисто декларативное, большинству граждан не доступно по причине упорного следования судей принципу правовой определенности.

6.1. В реальности причиной отказа в пересмотре является понимание последствий – пересмотр решения и его изменение, влекущее изменение материального положения сторон, является основанием для взыскания с государства компенсации стороной, лишенной имущества, которым оно владело по закону на основании решения суда. Позиция сформулирована ЕСПЧ в Постановлении[3] от 24 июля 2003 по делу "Рябых  против Российской Федерации" и признана Российской Федерацией. Особого мнения о несоответствии позиции ЕСПЧ Конституции вышестоящими судами не высказывалось. Позиция не может быть подвергнута пересмотру в связи с последними правовыми позициями Конституционного Суда о том, что Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции.

6.2. Суды отступают от принципа правовой определенности и всегда предоставляют право на пересмотр решений органам власти.

Анализ судебной практики Зюзинского районного суда г. Москвы указывает на тайный пересмотр более 100 судебных решений  в пользу исполнительных властей г. Москвы в лице Департамента жилищной политики и жилого фонда (ныне Департамент городского имущества). На намерение скрыть от общественности факты массового пересмотра решений указывает уклонение от публикации на сайте суда сведений, указывающих на пересмотр. На основании заявлений о пересмотре, представленных в Зюзинский районный суд ДЖПиЖФ на сайте суда зарегистрированы новые дела. Вопреки Инструкции о судебном делопроизводстве в районных судах, ее пункту 38, в карточках пересмотренных дел, опубликованных на сайте суда, отсутствуют сведения об определениях о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.  Большинство пересмотренных и вновь принятых решений не опубликовано. Отсутствие публичного доступа к решениям суда – нарушение права общественности проследить осуществление правосудия по делам заявлениям о пересмотре решений, недопустимый отказ в доступе к судебной практике, являющейся одним из наиболее важных способов защиты. 

В период с 2010 по 2013 годы судьями Соленой Т.В. и Максимовой Е.В. удовлетворены  иски о признании права собственности на квартиры в порядке приватизации к Хользуновской КЭЧАСТЬ В 2013 – 2014 году судьей Соленой Т.В. пересмотрены дела истцов: Пигасова А.А.,  Журавлевой Л.П., Танцурина А.А., Семина А.С.,  Кузнецова И.А.,   Фурсовой В.Л., Осипенкова С.В., Гуляева А.Н., Рогачева О.С., Матовникова А.В., Сенина С.В., Ионова А.С. и других.

6.3. Судебная практика по иным вопросам о праве на пересмотр решений суда

Имеется практика, когда суды отказывали в принятии к производству заявлений о пересмотре решений.

Глава 42 ГПК РФ не предусматривает   возможность отказа в принятии и возвращения заявлений о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу. Аналогичная позиция поддерживается судебной практикой, сформированной в определении Верховного Суда N 41-Г10-55, опубликованном в Обзоре судебной практики а 1 квартал 2011 года.

7. Право на судебную защиту в уголовном судопроизводстве на основании главы 31 УК РФ Преступления против правосудия

При  установленных статьей 392 (часть 3.2 и 3.3) ГПК РФ обстоятельствах, постановление или приговор суда по уголовному делу являются основанием для пересмотра решения, принятого в порядке гражданского судопроизводства. Судебная защита практически не доступна.

На всех этапах рассмотрения дела гражданским судом имеет место либо заблуждение, либо ошибка, либо покушение на преступление - фальсификация доказательств сторонами, ложные показания свидетелей и другое. Только после принятия судебного постановления по гражданскому делу, которым указанные недостатки не устранены и решение суда имеет реальные юридические последствия, возможно, говорить о наличии признаков преступления в действиях гражданских истцов (ответчиков), свидетелей, экспертов,  судей. В настоящее время таким судебным постановлением является определение апелляционного суда.

7.1. После вступления в силу судебных актов заявители обжалуют, в том числе, факты и нарушения, отсутствующие в решении, которые могли повлиять на его законность и обоснованность. Отсутствие обжалуемых нарушений в судебном акте неопровержимо доказывает  отсутствие решения по данному предмету спора, обязывает государство предоставить судебную защиту: провести проверку и принять соответствующее решение.  

7.2. Дополнительным основанием для проверки заявлений, поданных по основаниям главы 31 УК РФ, после принятия решения и его вступления в законную силу являются новые обстоятельства, которые должны проверяться только в уголовном судопроизводстве. К числу таких нарушений относятся фальсификация протоколов или подлоги, являющиеся самостоятельным нарушением судьи по делу. Отсутствие в постановлениях вышестоящих судов оценки доводов жалобы о наличии в действиях судьи противоправных действий, направленных на сокрытие важных доказательств по разрешаемому делу, обосновано. Согласно правовым позициям Конституционного Суда, такие нарушения "выходят за рамки объективных пределов законной силы судебного решения, вынесенного в гражданском судопроизводстве, и составляют предмет доказывания по уголовному делу".

Часто встречаются и иные нарушения: соучастие судьи в фальсификации доказательств по делу в форме признания допустимыми доказательствами копий документов без обозрения оригиналов; отказ стороне по делу в обозрении оригиналов и отклонение ходатайства о подложности документов; умолчание в протоколах судебных заседаний о заявлении суду ходатайства о подложности и отклонение замечаний на протокол; удаление ходатайства из материалов дела. Совокупность нарушений указывает на умысел судьи скрыть важные обстоятельства, имеющие значение для дела.

7.3. В силу свободы волеизъявления и свободы выбора способа защиты (диспозитивности), гражданин вправе сам выбирать способ защиты.

Конституцией и законом установлены следующие способы защиты: конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводство. Как дополнительное средство защиты, пресекающее угрозу нарушения прав и компенсация за уже допущенные нарушения – дисциплинарное разбирательство.

Вопреки закону и свободе выбора способа защиты права, сложившаяся правоприменительная практика предлагает единственный способ защиты от всех нарушений – обжалование в установленном законом порядке.

Единственным "установленным законом порядком" правоприменители считают включение в апелляционные (кассационные, надзорные) жалобы на решение гражданского суда всех доводов о нарушениях, с которыми стороны гражданского судебного разбирательства,  не согласны.

Понятию "установленного законом порядка" дается заведомо ошибочное толкование. Непогрешимость правоприменителей зиждется на лукавстве и избирательном применении правовых позиций Конституционного Суда: любое заявление о преступлении в отношении судьи или участников гражданского судопроизводства отклоняется по основанию наличия вступившего в силу решения суда, что, по мнению правоприменителей, является основанием для проверки заявления на предмет наличия в нем признаков иных преступлений.

Между тем, к  принятию заведомо неправосудного решения по гражданскому делу могут привести противоправные действия судьи, такие как: фальсификация протоколов судебных заседаний путем внесения или исключения из него объяснений сторон, показаний свидетелей имеющих существенное значение для правильного разрешения дела; принятие письменных доказательств и последующее их изъятие из дела; отказ принять и приобщить к делу доказательства, оформленные в соответствии с требованиями закона к такого рода сделкам (обязательствам), повлекший отказ в применении закона и подмену закона усмотрением суда; иные правонарушения, которые не могут быть предметом рассмотрения и оценки вышестоящих судебных инстанций, рассматривающих жалобы по процедурам гражданского судопроизводства.

Именно такая позиция поддерживается  Конституционным Судом в Постановлении от 18 октября 2011 года  N 23-П: "Вступивший в законную силу, не отмененный и не измененный судебный акт не может рассматриваться как неправосудный, поскольку отсутствие подтверждения в установленном порядке незаконности и необоснованности этого судебного акта вышестоящей судебной инстанцией презюмирует его правосудность".

Аналогичная позиция Конституционного Суда об обязательной проверке заявлений на предмет наличия в них признаков преступлений усматривается в иных Постановлениях, в том числе и в Постановлении от 21 декабря 2011 года N 30-П: "Обстоятельства фальсификации доказательств как уголовно наказуемого деяния не составляют предмета доказывания по гражданскому делу. Данные фактические обстоятельства выходят за рамки объективных пределов законной силы судебного решения, вынесенного в гражданском судопроизводстве, и составляют предмет доказывания по уголовному делу, возбужденному по признакам соответствующего преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации".

Иные выводы Конституционного Суда не оставляют сомнений в обязательной ответственности судьи:

"5… Этим не ставится под сомнение возможность разрешения в установленном законом порядке вопроса о проведении в отношении судьи предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации действий для проверки сообщения о преступлении и возбуждении по результатам этой проверки уголовного дела по признакам других, как правило, сопутствующих преступлению, предусмотренному статьей 305 УК Российской Федерации, составов преступлений, таких как "Мошенничество" (статья 159), "Злоупотребление должностными полномочиями" (статья 285), "Превышение должностных полномочий" (статья 286), "Получение взятки" (статья 290)".

Постановление Конституционного Суда  от 18 октября 2011 года N 23-П

"Тем более не предполагается ограждение судьи, совершившего преступление, от уголовной ответственности - иное приводило бы к искажению конституционного смысла судейского иммунитета, а также к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2004 года N 394-О, от 7 февраля 2008 года N 157-О-О и др.").

Постановление  Конституционного Суда от 18 октября 2011 года N23-П

Из личной судебной  практики об отказе в возбуждении уголовного дела: 13 ххх 2010 года принято решение по делу о разделе имущества, подписанное судьей Останкинского районного суда Сурниной М.В. Истец и ее представитель  в заседаниях 13-13 ххх 2010 не участвовал. Решение оспаривалось только во второй инстанции – кассационной, по правилам до введения апелляционных судов в гражданских судах. 08 хххх 2010 решение частично изменено.

В 2011 году истцу стали известны новые обстоятельства по делу, из которых следовало, что дело 12 -13 ххх 2010, в день принятия решения, дело судьей Сурниной М.В. не рассматривалось. Между тем, решение по делу принято именно 13 ххх 2010. Из ставшей известной истцу после вступления решения в силу информации следовало, что  протокол судебного заседания 12-13 ххх 2010  фальсифицирован, а решение от 13 ххх 2010 либо не принималось по установленной судебной процедуре судьей Сурниной М.В., либо было принято иным составом суда.

Подтверждением доводов истца являются следующие доказательства подтвержденные законом  N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации", опубликованные, общеизвестные и освобождающие от доказывания:

a) на официальном сайте Останкинского районного суда в списке дел, назначенных к разбирательству  на 12 и 13 ххх 2010 года,  дело истца не зарегистрировано;

б) согласно этой же официальной информации  судья Сурнина М.В.  была занята в других процессах и не могла слушать дело истца непрерывно;

"3.27. После формирования состава суда для рассмотрения конкретного дела работники аппарата суда вносят соответствующие сведения в автоматизированную информационную систему о составе суда".

Инструкция о делопроизводстве в районном суде

в) согласно другой официальной информации - протоколу заседания 12-13 ххх 2010, судья Сурнина М.В. будто бы непрерывно была занятая в деле истца с 12 ххх 2010  с 9-20 утра  до 13 ххх 2010, вечера  16-40, кроме перерыва на обед и сон.

Ситуация (б) исключает ситуацию (в), следовательно, дело истца слушалось другим составом суда, в ином зале судебных заседаний.

Перечисленные в п.п. а-с обстоятельства  последовательны, вытекают одно из другого, логичны, следовательно,  совместимы  по  истинности  и  достоверны.

7.4. Позицию о правосудности судебного акта неотмененного вышестоящими судами автор полагает ошибочной, поскольку, реализуя на практике право на свободу волеизъявления и свободу выбора способа защиты, гражданин вправе выбрать любые предоставляемые законом способы защиты.

Например, после вступления решения в  законную силу гражданин вправе отказаться от обжалования решения в кассационном и надзорном судах и  просить о его признании заведомо неправосудным в уголовном судопроизводстве. Кроме принципов свободы волеизъявления и свободы выбора способа защиты, такие действия являются объективно оправданными с точки зрения  защиты субъективного права на оплату услуг юриста (экономии личных финансов). Государство не предоставляет бесплатной юридической помощи, как гражданскому истцу, так и потерпевшему. Обжалование в уголовном судопроизводстве начинается с начала, производиться с личным участием гражданина, предоставляет больше возможностей для защиты, нежели обращение в кассационные и надзорные суды в гражданском судопроизводстве, доступ в которые ограничивается судьей, единолично принимающим решение об отказе в передаче жалобы на рассмотрение суда. Анализ судебной практики, опубликованной на сайтах судов, показывает, что  кассационные и надзорные суды большинству граждан не доступны.

8. Отказ от права на обращение в суд недействителен

"Представленное ответчиком в обоснование своих возражений гарантийное обязательство N ХХ-ХХ от ХХ.ХХ.2012 г., подписанное председателям совета директором ООО КБ "Кредит Экспресс" К.Ю.В., согласно которому, ООО КБ "Кредит Экспресс" гарантирует П.Ю. сохранность его имущества, переданного им в распоряжение банка в виде залога по кредитному договору от ХХ.ХХ.2012 г. N ХХХ, оформленного в филиале "Мххх", и подписанного управляющим Банка - К.А.Р., где он гарантирует по первому требованию П.Ю. расторжение указанного выше кредитного договора (безденежное обязательство), а также договора залога (обеспечение по кредитному договору) с направлением в органы регистрации соответствующего ходатайства, а также принимает на себя обязательство не предпринимать в будущем действий, направленных на юридическую защиту интересов общества по данному вопросу в судебных и иных инстанциях, суд также обоснованно не принял в качестве допустимого доказательства по делу, поскольку данные обязательства противоречили требованиям закона, так как в силу часть 2 ст. 3 ГПК РФ отказ от права на обращение в суд недействителен".

Апелляционное определение от 04 марта 2015 Московского городского суда в составе судей Расторгуевой Н.С. судей Пашкевич А.М., Малыхиной Н.В., дело N 33-6783/2015

"Утверждая мировое соглашение между сторонами, суд указал, что его условия не противоречат закону и не нарушают законных прав и интересов других лиц.

Между тем, условия мирового соглашения выходят за пределы заявленных исковых требований об изменении договора найма жилого помещения и касаются прав сторон в отношении строящегося дома, который не был предметом спора между сторонами.

Кроме того, согласно часть 2 ст. 3 ГПК РФ отказ от права на обращение в суд недействителен. Однако суд утвердил мировое соглашение, по условия которого М. обязуется не обращаться за защитой нарушенного права в отношении строящегося дома в д. Сабурово. Названное условие мирового соглашения противоречит закону.

Допущенные судом при утверждении мирового соглашения существенные нарушения процессуального закона являются в силу ст. 387 ГПК РФ основанием к отмене определения суда об его утверждении и прекращении производства по делу".

Постановление президиума Московского областного суда от 06 декабря 2006 N 748, дело N 44г-432\0

9. Передача в третейский суд

Третейские суды создаются и действуют на основании Федерального закона от 24 июля 2002 года 3102 "О третейских судах в Российской Федерации".

В соответствии с пунктом 16 Постановления Пленума Верховного Суда от 24 июня 2008 года N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству: "В тех случаях, когда спор может быть передан на рассмотрение третейского суда, судья обязан разъяснить сторонам право заключения соглашения о передаче спора на разрешение третейского суда, а также сущность третейского способа разрешения спора, порядок исполнения решения третейского суда.

Судья обязан также разъяснить, что исковое заявление в данном случае в соответствии с частью 4 статьи 152 ГПК РФ будет оставлено без рассмотрения, а после вынесения решения третейским судом обращение в суд с заявлением по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается (пункт 3 части 1 статьи 134 ГПК РФ).

Об оставлении искового заявления без рассмотрения в связи с заключением сторонами соглашения об обращении за разрешением спора в третейский суд судья после проведения предварительного судебного заседания выносит определение (часть 5 статьи 152 ГПК РФ). При этом составляется протокол о проведении судебного заседания (часть 7 статьи 152 ГПК РФ) и к делу приобщаются соответствующие письменные документы, подтверждающие совершение всех необходимых процессуальных действий".

В случае передачи дела на рассмотрение третейского суда, заинтересованная сторона вправе обжаловать его по нормам главы 46 ГПК РФ.

Анализ судебной практики указывает на следующие нарушения судей при разрешении вопроса о рассмотрении дела третейским судом:

9.1. Суды отказывают в принятии искового заявления к производству суда ввиду наличия соглашения сторон о передаче спора на рассмотрение третейского суда;

"Исходя из этого частью 3 статьи 3 ГПК Российской Федерации предусматривается возможность передачи по соглашению сторон подведомственного суду спора, возникающего из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

При этом положения ГПК РФ не предусматривает оснований для отказа в принятии искового заявления ввиду наличия соглашения сторон о передаче спора на рассмотрение третейского суда. Положения части 1 статьи 45, части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируют государственную, в том числе судебную, защиту его прав и свобод. Указанные нормы процессуального права не были учтены судьей.

Статья 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод.

Отказывая ОАО "Сбербанк России" в принятии заявления, судья фактически преградил истцу доступ к правосудию, что привело к нарушению права Банка на судебную защиту. Более того, суд не принял во внимание, что п. 11 кредитного договора от 14 июня 2012 года содержит указание на то, что все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора или в связи с ним, в том числе касающиеся его возникновения, изменения, нарушения, исполнения, прекращения, недействительности или незаключенности по выбору истца подлежат разрешению либо Третейском суде при Автономной некоммерческой организации "Центр Третейского Разбирательства" в соответствии с его регламентом либо в федеральном суде в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При таких обстоятельствах вывод судьи об отказе в принятии искового заявления не основан на законе, обжалуемое определение не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене, материал по заявлению надлежит возвратить в тот же суд для рассмотрения со стадии принятия искового заявления.

Апелляционное определение Московского городского суда от 10 марта 2015, дело N 33-7144/2015

9.2. Споры с публичными собственниками относятся к исключительной компетенции государственных судов.

"Согласно статье 1 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" в третейский суд может передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Указанное положение Закона не затрагивает действия какого-либо другого закона Российской Федерации, в силу которого определенные споры не могут передаваться в третейский суд или могут быть переданы в третейский суд только в соответствии с положениями, иными, нежели те, которые содержатся в названном Законе.

Как указал суд первой инстанции, исходя из части 3 статьи 3 ГПК РФ по соглашению сторон подведомственный суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение гражданского дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

Таким образом, суд пришел к выводу, что дела, возникающие из административно-правовых и иных публичных отношений, в силу приведенных норм не могут быть переданы на рассмотрение третейских судов.

С данным выводом суда соглашается и судебная коллегия.

Статья 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" определяет, что государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права и представляет собой юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, перехода или прекращения прав на недвижимое имущество.

Исходя из приведенной нормы, как указал суд первой инстанции, правоотношение, связанное с регистрацией права собственности, имеет публично-правовой характер, а решение третейского суда, обязывающее регистрирующий орган осуществить соответствующие действия, - публично-правовые последствия.

Согласно статье 17 указанного Закона основанием для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются вступившие в законную силу судебные акты.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что это положение свидетельствует о том, что вопрос о праве собственности на недвижимое имущество относится к исключительной компетенции государственных судов.

При изложенных обстоятельствах решение третейского суда, обязывающее регистрирующий орган зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество за стороной третейского разбирательства, затрагивает вопросы публично-правового характера, которые не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде.

Рассматривая требования К., суд первой инстанции обоснованно указывает, что исходя из системного анализа правовых норм, регулирующих спорные правоотношения, под действие абзаца шестого п. 1 ст. 17 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", по которому основанием для государственной регистрации являются судебные акты, вступившие в законную силу, решения третейского суда не подпадают, поскольку они не обладают таким свойством решений судов общей юрисдикции, как "законная сила судебного решения".

С учетом изложенных обстоятельств, суд обоснованно пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявления К.".

Апелляционное определение Московского городского суда от 02 июля 2015, дело N 33-17676/15

10. Иные нарушения права на обращение в суд

10.1. Вопреки принципу диспозитивности судья отказывает в дополнении предмета иска, в принятии встречного иска. Как основания для отказа судья указывает на возможность подать в суд отдельный иск.

Такое определение суда противоречит закону, нарушает принцип диспозитивности, принцип экономии ресурсов государства и право гражданина на распоряжение личными финансами. Согласно правовой позиции Конституционного Суда, сформированной определением[4] Конституционного Суда от 24 января 2008 года N 61-О-О, определение об отказе в принятии встречного иска не основанное на ст. 138 ГПКРФ, подлежит самостоятельному обжалованию до принятия решения по делу.

В силу статьи 9 ГК РФ граждане по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Выбор одного из способов защиты гражданских прав, предусмотренных статьей 12 ГК РФ, принадлежит не суду, а истцу, который определил в исковом заявлении избранный им способ защиты своего права. Аналогичная позиция поддерживается судебной практикой, сформированной Постановлением[5] Конституционного Суда от 20 февраля 2006 года N 1-П, Верховным Судом в определении по делу N 41-В09-17, опубликованным в Обзоре судебной практики за 2 кв. 2009 года.

10.2. Вопреки закону и судебной практике, судьи отказывают в принятии встречного иска по основанию его подсудности другому суду.

"Согласно части 2 статьи 31 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации встречный иск предъявляется в суд по месту рассмотрения первоначального иска. По смыслу приведенной правовой нормы, встречный иск, независимо от подсудности содержащихся в нем требований, предъявляется в суд по месту рассмотрения первоначального иска".

Определение Верховного Суда от 25.07.2006, дело N14-в06-3

10.3. Автор усматривает нарушение закона в том, что об отклонении (принятии) встречного иска к производству суда судьи выносят протокольные определения. Известны случаи, когда определение о возврате встречного иска не включается в протокол и встречный иск либо возвращается без приобщения к делу, либо судом принимается, но к делу не приобщается.

10.4. Вопреки статье 225 (часть 7) ГПК РФ судьи не указывают сроки и порядок обжалования определений об отказе в принятии встречного иска.

"В определении суда об отказе в принятии встречного иска, в нарушение требований ст. ст. 134, 137 ГПК РФ не было указано о праве заявительницы подать частную жалобу на это определение и судебное заседание было продолжено".

Определение Верховного Суда от 13 октября 2003, дело N 49-В03-2

Из личной судебной практики:

Разрешая вопрос о принятии к производству суда встречного иска о взыскании расходов по содержанию жилья, судья Подольского городского суда Гурина Л.Р. дважды вернула встречный иск ответчице АНБ. Судья нарушила принцип гласности, исключив из материалов дела всю информацию об этой части судебного разбирательства: судья в буквальном смысле вернула встречный иск. Между тем, встречный иск подлежит приобщению к делу.

09 ххх 2013 года судья определила, что встречный иск ответчика о взыскании расходов за май - декабрь 2013 года с истца ИНБ, аналогичных расходам истца по первоначальному иску, является самостоятельным требованием, подлежит рассмотрению в отдельном судопроизводстве, поскольку взыскиваются расходы за иной период и по стоимости иска требование подсудно мировому судье. В протоколе заседания сведения о предъявлении встречного иска и определение об отказе отсутствовали.

10 ххх 2013 года АНБ, не обнаружив в материалах дела встречного иска, подала абсолютно аналогичный иск через канцелярию суда. Вновь уклоняясь от публичного обсуждения, судья не приобщила встречный иск к делу, не вынесла вопрос о принятии или отклонении встречного иска на обсуждение.

23 ххх 2013 представитель АНБ просила суд разъяснить, судьбу встречного иска. Настойчивость представителя вызвала негативную реакцию судьи ЛР Гуриной, недовольство и раздражение. судья была вынуждена приобщить встречный иск к делу и внести в протокол сведения о предъявлении встречного иска и принятом решении об отказе в принятии к производству суда.

 

[1] Статья  7

1. Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Конституция Российской Федерации

[2] Статья 14. Информация о деятельности судов, размещаемая в сети "Интернет"

1. В сети "Интернет" размещается:

4) данные судебной статистики, предоставляемые в объеме, установленном в пределах своих полномочий Конституционным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации, Судебным департаментом;

закон от 22 декабря 2008 N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ"

[3] "61. Европейский суд напомнил, что долг, признанный судебным решением, может считаться "собственностью" в целях ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции (см., среди других источников, Постановление Европейского суда по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2001-IV, § 40, и процитированные в нем постановления). Кроме того, отмена такого постановления после того, как оно стало окончательным и не подлежало обжалованию, составляет вмешательство в право лица, в чью пользу вынесено постановление, на спокойное пользование указанным имуществом". 

ЕСПЧ, Постановление от 24 июля 2003, дело "Рябых  против Российской Федерации", жалоба N 52854/99

[4] "При несоответствии встречного иска указанным требованиям суд отказывает в его принятии, что не препятствует реализации конституционного права на судебную защиту путем подачи в суд самостоятельного иска. Согласно части второй статьи 371 ГПК Российской Федерации возможность кассационной проверки законности и обоснованности определения суда об отказе в принятии встречного иска не устраняется, а переносится на более поздний срок - возражения относительно такого определения могут быть включены в кассационную жалобу на итоговое решение суда по делу, что, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, не может рассматриваться как нарушение каких-либо прав граждан.

В случае же вынесения судом определения об отказе в принятии встречного иска по основаниям, перечисленным в статье 134 ГПК Российской Федерации, такое определение подлежит самостоятельному обжалованию в суд кассационной инстанции в соответствии с частью третьей названной статьи".

Определение Конституционного Суда от 24 январяя 2008 года N 61-О-О

[5] "Вместе с тем Гражданским кодексом Российской Федерации с учетом гарантий, закрепленных статьей 46 Конституции Российской Федерации, установлен общий принцип осуществления гражданами и юридическими лицами своих прав "своей волей и в своем интересе" (статья 1), который находит свое воплощение в юридически признанной свободе усмотрения граждан и юридических лиц в осуществлении принадлежащих им гражданских прав (пункт 1 статьи 9) и последовательно реализуется Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации применительно к подавляющему числу регулируемых им отношений".      

Постановление Конституционного Суда от 20 февраля 2006 года  N 1-П