Судебная защита – право каждого

а не привилегия избранных

АДРЕС: Москва, проспект Мира, д.101

ТЕЛЕФОН: +7 919-761-3389

ТЕЛЕФОН: +7 925-070-6644

ПОЧТА: info@grany-prava.ru


Статья 06. Равенство всех перед законом и судом

Статья 6. Равенство всех перед законом и судом

Правосудие по гражданским делам осуществляется на началах равенства перед законом и судом всех граждан независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств, а также всех организаций независимо от их организационно-правовой формы, формы собственности, места нахождения, подчиненности и других обстоятельств.

См. дополнительно на сайте: судебная практика  Равенство всех перед законом и судом

судебная практика -  гарантия равенства прав; единство судебной практики – статьи 126 Конституции и 391.9 (пункт 3) ГПК РФ;  равенство материальных прав; равенство процессуальных прав; противоречие судебной практики - доказательство  небеспристрастности, заинтересованности суда в конкретном результате; принцип правовой определенности – есть стабильность судебной практики толкования и применения закона; прогнозируемость и предсказуемость правоприменителя; принцип правовой определенности;

нарушение равенства при реализации права на юридическую помощь; нарушение равенства по  процедурам: сбора, приобщения и оценки доказательств; устных объяснений и возражений; доступа к доказательствам; нарушение принципа равенства при изложении мотивированного решения;

нарушение принципа равенства - основания для отмены или изменения решения суда:  нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права;  неприменение закона, подлежащего применению;  неправильное истолкование закона;

подмена закона внутренним убеждением и усмотрением судьи; умолчание об основаниях иска или доводах, опровергающих основания иска, влечет не применение закона, подлежащего применению; 

судья Останкинского районного суда, ныне судья Мосгорсуда Михалина С.Е., судья Останкинского районного суда, ныне судья Мосгорсуда Дорохина Е.М., судья Королевского городского суда Романова И.В.;

1. Материально-правовой аспект равенства требует от суда определять права и обязанности субъектов спорных отношений в строгом соответствии с предписаниями материального закона независимо от каких-либо характеризующих их признаков и обстоятельств.

Одним из принципов гражданско-правового регулирования общественных отношений является равенство их участников, т.е. одинаковое толкование и применение закона при сходных обстоятельствах по разным спорам при участии разных лиц и независимо от их общественного, политического, властного  положения.

Данный принцип распространяется и на сферу взаимной ответственности государства и личности, состоящей в обоюдном, равно отвечающем возмещении причиненного друг другу вреда и поэтому выступающей объектом гражданско-правового регулирования. Гражданский кодекс  РФ в статье 1 закрепляет принцип равенства участников регулируемых отношений в качестве одного из основных начал гражданского законодательства. Этот принцип нашел свое специфическое отражение в целом ряде других статей Кодекса. Так, в статье 2 ГК РФ прямо говорится, что гражданское законодательство регулирует общественные отношения, основанные на равенстве их участников. Принцип равенства нашел воплощение и в статьях Кодекса, закрепляющих равную правоспособность для всех граждан (статья 17 ГК РФ) и равную правоспособность для всех юридических лиц, соответствующую целям их деятельности (статья 49 ГК РФ). В силу статьи 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ.

Принцип равенства гарантируется статьями  6 и  19 Конституции, статьей 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьей 14 Конвенции и статьей 1 Протокола N 12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Принцип равенства  является одним из основных начал  гражданского судопроизводства и гарантируется  статьями  6, 12 и 391.9 ГПК РФ. Нарушение принципа равенства неизбежно влечет нарушение принципа состязательности.

2. Судебная практика, как гарантия равенства прав, статьи 126 Конституции и 391.9 (пункт 3) ГПК РФ

2.1. Российская Федерация гарантирует равенство прав участникам судебных разбирательств. Одной из таких гарантий является единство судебной практики.

Равенство прав предполагает  безусловное соблюдение материального и процессуального закона  и обеспечивает не только равенство прав участников конкретного дела, но и равенство прав конкретных участников по отношению к иным делам, участниками которых они не являются.

Принцип равенства, реализуемый через  единство  судебной практики, гарантирует, что однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом и участники гражданских правоотношений имеют право на сходное решение спорных вопросов при сходных обстоятельствах. Противное означает необъективность суда, его зависимость, чью-либо заинтересованность в конкретном результате по конкретному делу.  Отказ в обеспечении равных прав перед законом и судом, неопровержимо указывает на индивидуальный подход к делу и заинтересованность судьей в определенном результате.

Принцип равенства имеет своей целью обеспечить участников соответствующих отношений возможностью спрогнозировать результат своих действий и гарантировать, что права данных лиц будут защищены, что при разрешении спора действия правоприменителя также будут прогнозируемы и предсказуемы, не будут меняться от случая к случаю,  не будут меняться в  зависимости  от состава лиц или от региона к региону.

"6. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, из принципа юридического равенства применительно к реализации конституционного права на судебную защиту вытекает требование, в силу которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом; соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях); любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а для достижения этих целей используются соразмерные правовые средства (Постановления от 24 мая 2001 года N 8-П, от 3 июня 2004 годаN 11-П, от 15 июня 2006 года N 6-П, от 5 апреля 2007 года N 5-П, от 25 марта 2008 года N 6-П и от 26 февраля 2010 года N 4-П)".

Постановление Конституционного Суда от 19 марта 2010 года N 7-П

"3.4. В российской судебной системе толкование закона высшими судебными органами оказывает существенное воздействие на формирование судебной практики. По общему правилу, оно фактически – исходя из правомочий вышестоящих судебных инстанций по отмене и изменению судебных актов – является обязательным для нижестоящих судов на будущее время".

Постановление Конституционного Суда от 02 января 2010 года N 1-П

2.2. Принцип правовой определенности согласуется с принципом равенства и предполагает стабильность правового регулирования и существующих правоотношений. Правовая определенность необходима для того, чтобы участники соответствующих отношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав и обязанностей. Хотя в Конституции Российской Федерации принцип правовой определенности напрямую не закреплен, Конституционный Суд полагает, что он вытекает из конституционных принципов равенства и справедливости, предъявляющих  требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы, поскольку иное не может обеспечить ее единообразное применение, не исключает неограниченное усмотрение в правоприменительной практике и, следовательно, неизбежно ведет к произволу, см. Постановление от 13 декабря 2001 года N 16-П, Постановление от 17 июня 2004 года N 12-П.

На практике судами принцип правовой определенности применяется правоприменителям только по вопросам стабильности судебных решений и практически всегда является основанием для отказа в пересмотре решений в порядке надзора, по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

В настоящее время президиумы судов субъектов Российской Федерации пересматривают менее 100 гражданских дел в год, отказывая большинству заявителей в справедливом решении именно со ссылкой на принцип правовой определенности.

ЕСПЧ в постановлениях неоднократно высказывался в пользу того, что  принцип правовой определенности не препятствует пересмотру решения суда.

Конституционный Суд неоднократно указывал, что требование эффективного восстановления в правах посредством правосудия предполагает необходимость пересмотра ошибочных судебных актов, даже в тех случаях, когда они вступили в законную силу. (Постановления Конституционного Суда от 02 февраля 1996 года N 4-П; от 03 февраля 1998 года N 5-П; от 11 мая 2005 года N 5-П; от 05 февраля 2007 года N 2-П).

"7. Конституция Российской Федерации, формулируя право на судебную защиту, не исключает, а, напротив, предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным в том смысле, что согласно обычной процедуре оно не может быть изменено".

Постановление Конституционного Суда от 02 февраля 1996 года N4-П

"4. …Правовая позиция Европейского Суда по правам человека в отношении пересмотра судебных постановлений в порядке надзора нашла свое отражение в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2008 г. N 2 "О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации", в соответствии с п. 6 которого, отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов".

Определение по делу N 18-В08-55, Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда за 1 кв. 2009 года

3. Нарушение равенства материальных прав

3.1. Неприменение закона, подлежащего применению, статья 330 (часть 1.4 и часть 2.1) ГПК РФ

ГК РФ и Федеральными законами Российской Федерации регулируются права и обязанности участников гражданских правоотношений. Например, статья 550 ГК РФ требует обязательного заключения письменного договора продажи недвижимости, статья 556 ГК РФ – письменного документа о передаче недвижимости, ТК РФ требует письменного оформления трудовых отношений работодателя и работника, НК РФ требует обязательной уплаты налогов и предоставления в налоговый орган справок установленного образца о начисленных доходах, начисленных и  удержанных налогах.

Статья 60 ГПК РФ  гарантирует: "Обстоятельства  дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами".

Между тем, на практике закон подменяется усмотрением суда: вместо требуемых законом письменных доказательств в качестве допустимых и достоверных доказательств судьи принимают устные и письменные объяснения  сторон, показания свидетелей или письменные документы, имеющие явные признаки подложности.

Судьи уклоняются от исполнения обязанности в обязательном порядке истребовать и принимать доказательства, основанные на Конституции, Указах, законах и иных актах и актах государственных органов и органов местного самоуправления.

В силу закона суд вправе принять иные письменные или устные доказательства, кроме тех, предоставления которых требует закон, только в случае невозможности их получения или признания сторонами обстоятельств, письменно зафиксированных в объяснениях сторон или протоколе судебного заседания, статья 68 (часть 2 и 3) ГПК РФ.

Из личной судебной практики:  в деле отсутствовал  приговор суда о признании истца виновным в совершении преступления, однако в решении судья Останкинского районного суда, ныне судья Мосгорсуда Дорохина Е.М. упомянула о совершении истцом преступления в виде уничтожения электронной базы финансовой отчетности коммерческого Общества; вопреки Трудовому и Налоговому кодексам РФ, регламентирующим  трудовые отношения, учет доходов и уплаты налогов, судья Королевского городского суда Романова И.В. приняла в качестве допустимых и достоверных доказательств  письменные объяснения истца. Судья игнорировал заявление о подложности представленной суду справки о доходах произвольной формы, справка по форме 2-НДФЛ, как единственное допустимое доказательство, основанное на статье 230 (часть 2) НК РФ, суду представлена не была, а сведения из Налоговой службы подтверждали отсутствие по указанному истцом месту работы доходов и уплаченных налогов;

3.2. Применение закона, неподлежащего применению, ст. 330 (часть1.4 и часть 2.2) ГПК РФ

В РАБОТЕ

3.3. Неправильное истолкование закона, статья  330 (часть 1.4 и часть 2.3) ГПК РФ

Подмена закона толкованием судьи, очевидно противоречащим сути самого закона, и толкование закона по конкретному делу вопреки судебной практике.

Судебная практика является гарантией равенства перед законом и судом, а потому обязательна для применения. Действия судьи вопреки судебной практике, сформированной до принятия решения по делу, нарушают гарантии равенства участников судебного разбирательства, свидетельствуют об индивидуальном подходе к делу, личной заинтересованности судьи и влекут ответственность, предусмотренную статьей 136 УК РФ.

Из личной судебной практики: в споре о разделе имущества, вопреки общеизвестным фактам о получении доходов от коммерческого Общества, судья Останкинского районного суда, ныне судья Мосгорсуда Дорохина Е.М. игнорировала представленные доказательства в виде полученного по запросу суда из Налоговой службы баланса Общества и письменных объяснений истца о применении по делу норм материального права. Судья отказала в разделе доходов от Общества, указав решении от 2010 года, что "участники общества не обладают вещными правами в отношении имущества общества, и не вправе ни распоряжаться им, ни извлекать доходы от использования".

 В качестве общеизвестных доказательств приводились ссылки на:

- статья 50 (часть 1) ГК РФ – Общество, юридическое лицо, преследующее извлечение прибыли в качестве своей основной деятельности; устав и баланс Общества подтверждали, что Общество занимается коммерческой деятельностью и имеет прибыль;

- статьи 8 (часть 1) и 28 (часть 1 и часть 2) закона №14-ФЗ от 14 января 1998 "Об обществах с ограниченной ответственностью" - о праве участников на получение доходов от Общества пропорционально доле в уставном капитале;

- судебную практику: "А. обратилась в суд с иском к бывшему супругу П. о разделе совместно нажитого имущества, состоящего из 6/7 долей магазина "Прогресс", просила взыскать стоимость 3/7 долей, исходя из рыночной стоимости магазина….

Ее требования основаны на ст. ст. 34, 38 Семейного кодекса Российской Федерации, которыми признается право супруга на раздел общего имущества и устанавливается, что общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.   При таких обстоятельствах суду надлежало применить п. 2 ст. 14 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно которому размер доли участника общества должен соответствовать соотношению номинальной стоимости его доли и уставного капитала общества. Действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли".

Верховный Суд, Протест от 09 января 2003 года  N 20-В02-24

4. Иные нарушения равенства материальных прав

4.1. Умолчание об основаниях иска или доводах, опровергающих основания иска, влечет не применение закона, подлежащего применению

Из личной практики: применение статья 35 (часть 2) СК РФ о презумпции согласия супруга на распоряжение средствами и игнорирование доводов истца  о применении статья 36 СК РФ о личном имуществе каждого из супругов, о признании права на личное имущество. Судья применил презумпцию согласия супруга на распоряжение денежными средствами семьи при отсутствии самого объекта доказывания: стороны вели спор о наличии (отсутствии) у одного из супругов личных средств, вложенных в приобретение спорного недвижимого имущества в собственность несовершеннолетнего ребенка обязанного статья 60 СК РФ приобретать имущество за счет личных средств.

Конфликт интересов в части наличия личного имущества у сторон судом разрешен не был, что привело к неправильному разрешению дела.

4.2. Искажение сути материального закона, применение его вопреки судебной практике, сложившейся до принятия решения и обязательной для всех, именно как гарантии обеспечения равенства материальных прав.

Разрешая спор о стоимости неотделимых улучшений судья Останкинского районного суда, ныне судья Мосгорсуда Михалина С.Е. применила статью 245 ГК РФ указав в решении "По смыслу п. 3 ст. 245 ГК РФ к неотделимым улучшениям, влекущим изменение соотношения долей, относится увеличение полезной площади строений, а также замена основных конструктивных элементов, влекущие значительное удорожание объекта в целом, текущий же ремонт, произведенный одним из совладельцев, не дает ему право на изменение долей в праве общей собственности".

Судья не выносила на обсуждение установленный ею порядок применения статья 245 ГК РФ в части увеличения стоимости объекта, однако  данная статья ничего подобного не содержит. Отнесение расходов к текущим (не увеличивающим стоимость имущества) или капитальным (увеличивающим стоимость) регулируется иными нормами материального права: законом "О бухгалтерском учете" и нормативных актах, принятых на его основе: Положении по бухгалтерскому учету "Учет основных средств", утвержденном Приказом Минфина от 30 марта 2001 года N 26н, зарегистрированным в Минюсте 28 апреля 2001 года N 2689; Положении по бухгалтерскому учету "Учет материально-производственных запасов" ПБУ 5/01, пришедшим аналогичные процедуры проверки и регистрации; письмом  Минфина от 18 марта 2008 года  N 03-03-09/1/195 о том, что  "Если   имущество преобразовано до такой степени, что отделить новшества от самого объекта без нанесения ему вреда невозможно, а сам ремонт  был связан с реконструкцией, модернизацией, техническим перевооружением имущества, то следует говорить о неотделимых улучшениях в имущество. В этом случае затраты признаются капитальными".

Судья умолчала о судебной практике, как основании иска: о ссылке на Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11 февраля 2008 года N А56-14866/2007: "Под неотделимыми улучшениями понимаются улучшения, прочно связанные с объектом, т.е. которые нельзя отделить от имущества без вреда для этого имущества и фактически являются необособленным объектом по отношению к основному объекту".

4.3. Подмена закона внутренним убеждением и усмотрением судьи, влечет не применение закона, подлежащего применению.

4.4. Игнорируя СК РФ, требующей обязательной регистрации брака, и Постановление Пленума Верховного Суда о запрете на установление фактических брачных отношений с июля 1944 года, в 2003 году судья Королевского городского суда Романова И.В. признала имеющим значение для дела совместное проживание истца и ответчика без регистрации брака, подтверждавшее намерение сторон не признавать свои отношения публично; судья игнорировала зафиксированное в протоколах согласие сторон об отсутствии намерения вступать в брак;

4.5. Судья Романова И.В. допустила оспаривание письменных сделок, отвечающих требованиям статей 161 и 550 ГК РФ, по поступлению в собственность ответчика недвижимого имущества  свидетельскими показаниями в пользу лица, не являвшегося участником сделок и не имеющего письменных обязательств ответчика-собственника об уступке (передаче) прав. Только на основании свидетельских показаний судья признала за истцом, не участником сделок с недвижимым имуществом и не участником совместной или общей собственности, право собственности на дорогое недвижимое имущество.

"18. Поскольку в соответствии с действовавшим до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. законодательством незарегистрированный брак имел те же правовые последствия, что и зарегистрированный, на имущество, приобретенное совместно лицами, состоявшими в семейных отношениях без регистрации брака, до вступления в силу Указа распространяется режим общей совместной собственности супругов".

Постановление  Пленума Верховного Суда от 05 ноября 1998 года №15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака"

4.6. Нарушение принципа равенства отказом в отложении дела по заявлению о недостаточности времени для выбора юриста, в связи с поздним извещением о судебном заседании, в связи с занятостью юриста в другом судебном заседании, назначенном ранее или назначенного в уголовном судопроизводстве.